стихопомехи

архипроцесс


Остановка в пути
музыка
pinellia

Не останавливайся, не замедляй шаг.

Если тебя догонят – конец пути.
Скрепы, замки, агония,
Крупный штраф.
Прячься, еще не поздно себя спасти.

Но ничего не вспомнить.
В привычный ритм

Жизнь возвращается раньше,
Чем стриж в гнездо.
Полки, газеты, выигранное пари.
Так оступиться…
Куда же нас занесло?


Не хорошо, не плохо,
Но так, как есть.

Здесь и еда без вкуса,
И трезвый хмель,
Руки без пульса,
И сорок одну неделю –
Пусто.

десять капель
музыка
pinellia
десять капель –
хронический передоз
перепад настроения
перекур сознания

одна капля – для отключения мозга
вторая – для попадания
в открытый космос

дозаправка
предел доверия
скорости
полет нормальный
ничего серьезного
никаких истерик
и аномалий
никаких обновлений –
без сбоев идет программа
прикосновений
жестов
взглядов
и мелодрам

пять капель –
претензий
требований
обязательств
долга
расстояния
километры
общение по интернету
так долго
ждать ответа

не надо трогать!

еще капля –
отсутствия
объяснений
всё без толку…

и дальше что?
в глазницу банки пустой пялиться?

не надо слышишь
меня прикручивать
на безымянный палец

место, в котором не были
музыка
pinellia
Музыка кружит голову, незнакомая как тоска.
Ветра и лета поровну,
Вместе пойдем искать
Место, в котором парами
Сходятся облака,
В белый сплетаясь танец.

В желтых каналах, в платьицах
Кружева балюстрад
Память опять теряется,
Время течет назад,
Кромки карнизов улицы –
Старый киношный плакат,
Съеденный солнцем глянец.

Пахнет сиренью, газетами,
Грозовым дождем.
Капли сбивая кедами,
Вместе искать идем
Место, в котором не были
Тысячу раз вдвоем…

предоперационное
музыка
pinellia
Деформация форм, что-то вроде «инсайд бьюти».
Змейка красная в небо из бусинок стоп-огней,
шарф над пропастью вантовый –
только прелюдия,
пересадочный пункт,
раскадровка,
закладка дней.

Перед бешеным «пли!»,
загоняя себя в угол,
заливая в себя микшированное дерьмо,
говоришь:
все кино паршивенькое,
B-movie…
анальгетики, капельницы – все равно.

Сны – фантастика.
Дорога до дома – экшн.
В голове – желание выключить
или нажать стоп-кадр,
промотать кульминацию,
обморок, сатисфекшн…

Этой жизни нужны не формы –
другой формат.

Мысль про завтра не то что мучает –
убивает.
В настоящем не менее мерзко,
похмельный ритм.

…я надеюсь дождаться к весне
обновленной версии,
у которой внутри ничего…
НИЧЕГО не горит.

руки
музыка
pinellia
Ты, наверно, опустишь руки,
Скажешь: брошено – значит, забыто,
В тишину переулков, как в рупор,
Выльешь мысли. От переизбытка
Жизни странно – так от щекотки:
Не смешно, но в лице улыбка.
Уплывая неровной походкой
Бессловесной песчаной рыбки,
Не оставишь ни слов, ни запала,
Даже соло сопрано-меццо.

В твои руки, как в одеяло,
Завернувшись, уже не согреться.

за пределами строк
музыка
pinellia

Внутри никогда не было такой пугающей пустоты…

Воздух, как в глубокий колодец, проваливается в гортань

И застревает где-то в подреберье –

Как будто там и живет душа.

Звуки, почему-то не ставшие словами,

Отражаются от неровных граней,

Множатся многократно

И постепенно сливаются в неразборчивый рокот.

И только это «Я не хотела…»

Настырно болтается на поверхности,

Прилипая крупицей соли к кончику языка.

Но даже стихи, окончательно утратив рифмы,

Ложатся белой дымкой недоверчивости

За пределами строк.


Монолог
музыка
pinellia
Закажи себе что-нибудь…
У меня как всегда цейтнот.
Панихиду по светлым дням отложим до выходных?
Я бы выпила за компанию – джин уже не берет,
неожиданно перестроился психорежим.

Ты ведь знаешь, нам изначально открыта жизнь,
но читать целиком – тут же схватишь синдром Капгра
или что еще хуже…
Тут мало кто доиграл
до конца.
А впрочем, я не о том.

Если б вдруг к нам спустился маленький добрый Бог
и расставил бы все, шутя, на свои места,
ты, конечно, как Кой и Кронос, остался б там,
где стоишь,
а я…
Понимаешь, что…
разбирать меня по частям? –
шумерские языки
легче выучить после черепно-мозговой.

Нас с тобой расстояние вытянутой руки
разделяет,
а кажется – шар земной.

внеочередной день
музыка
pinellia
Tags:

Ветер
музыка
pinellia
Мокрая улица упирается в Москворецкий мост.
Вязаным шарфом ползет по ступеням свет.
Медленный ветер искусно вплетает в хвост
Голых деревьев обрывки дневных газет.

Под заголовком пугающим – рваная полоса,
Смазан небрежно проявленный негатив:
Смуглая женщина, в слипшихся волосах –
Яростный ветер; руины, Манильский залив!

Яблочным уксусом ночь отдает во рту.
Хочется крикнуть – язык превратился в кость.
Ветер врывается в ливень и на лету
Перешибает с хрустом планеты ось.

Палец, сведенный судорогой, стучит
Как в лихорадке по струнам экранных цифр.
«Только ответь! Пожалуйста, не молчи!
Господи, сделай так, чтобы он был жив…»

Сотней визгливых скрипок поют гудки.
Сердце гремит, заглушая курантов бой.
Только бы нить протянуть до его руки,
Впиться всем слухом в голос его живой.

Тысячей нервных скрипок ревут гудки,
Пишут симфонию плачущего моста.
Злую тревогу вымокшие сапоги
В землю вбивают с грязью. «… зачем он там?!»

Ветер, взбесившись, в легкие, как портвейн
В глотку, с дождем всю злость свою зачерпнул.
Город плюется сводками новостей,
Будто бы делает ставки: убить/вернуть.

Тихая вера таится в углу, как мышь.
Ветер читает письма ночных газет,
Гонит с бетонных порогов и желтых крыш
Тень затяжных московских дождей в рассвет.

не_обижай_меня…?
музыка
pinellia
Бессонные пьяные ночи. Дурная карма.
По белому телу росчерк рукой Сезанна.
Затеряна среди прочих, к спине дивана
Придавлена каждой косточкой…
Не обижай меня!

Мне в этом табачном смоге смеяться больно!
Безжалостные двуногие в пыли подпольной
Вливают безалкогольное непонимание
В воронку души. Агония…
Не обижай меня!

Под тяжестью неба темного расстрельных лица
Впиваются в память. Горло тугого ситца
Дозирует кислородное голодание.
Не обижай меня!
не_обижай_меня…?

?

Log in